Рубить нельзя помиловать

11.09.2012

Прошлогодняя аномальная жара до сих пор аукается: в Обнинске и окрестностях расплодились древесные паразиты. Ими атакованы ясени, каштаны и хвойные деревья. И это может быть только началом…
Изумрудная златка наделала дел: за сезон сотни обнинских ясеней превратились в сухостои. Подверглись атаке и городские каштаны — их съела моль. Обнинские службы бросили все силы на борьбу с этой заразой. В первую очередь, накануне нового учебного года вырубались деревья на территориях школ и детских садов — это приоритетные объекты. Сейчас «чистка» происходит на остальных городских территориях.
«Тревога» объявлена не только в Обнинске — во всех лесничествах и лесных хозяйствах нашего региона похожая беда. Например, в Малоярославецком лесничестве оказались пораженными 320 га хвойного леса — там расплодился жук короед­-типограф. Ель он съедает буквально на глазах — недели ему достаточно, чтобы превратить хвойную красавицу в икебану. Там уже начали массовые вырубки — причем, масштабы куда больше, чем в Обнинске…
А в редакцию поступает масса жалоб от горожан: мол, неужели не существует никаких «инновационных» методов борьбы с древесным паразитом — а есть только старый дедовский способ — рубить и не помиловать? В экологическом отделе администрации отвечают: увы, нет. «В прошлом году у ясеней стали подсыхать верхушки, мы рекомендовали организациям срезать верхушки в надежде, что проснутся спящие почки — дерево и выживет, и заветвится, — говорит Виталий Горшков, специалист комитета по охране окружающей среды, контролю в сферах благоустройства и экологии. — Но этого не произошло. И, как позже выяснилось, проблема в златке. В администрацию обращались частные фирмы, готовые помочь городу использованием современных химикатов. Это дорого. Но даже и это не самое главное: они малоэффективны и опасны — заражается дерево и почва. Что самое неприятное — паразит поражает деревья, которые не свойственны нашей полосе. Тот же ясень, конский каштан — эти деревья неплохо прижились в нашей полосе, наш климат их «устраивает», но тут нет или мало естественных врагов, которые могли бы отрегулировать численность вредителя. Именно поэтому ему тут раздолье».
Без особого энтузиазма о химикатах говорят и в Малоярославецком лесничестве. «Они очень пагубно влияют на фауну, — говорит замдиректора Малоярославецкого лесничества Юлия Шель. — Используя такие вещества, мы можем убить всю «цепочку» — и птиц, и животных. В советское время мы пробовали их использовать — потом находили мертвых кабанов. Для природы это слишком дорогой эксперимент. Да и стопроцентной гарантии результата, что мы напрочь избавимся от паразитов, никто не даст».

Вот такой паразит может прийти вслед за короедом. Черный усач доедает то, что не доел короед

Вот такой паразит может прийти вслед за короедом. Черный усач доедает то, что не доел короед

В прессе часто можно встретить такие теории: дескать, златка к нам переехала с запада, атаковала московские насаждения и только теперь добралась до наших деревьев. И что если бы вовремя приняли меры — таких последствий избежали бы. Однако специалисты говорят об обратном. «Все паразиты, которые сегодня на пике численности, в небольших количествах жили у нас и раньше, — говорит Юлия Шель. — Они поражают ослабленные деревья. Прошлогодняя жара внесла свои коррективы — нарушился водный баланс. Без достаточного количества влаги огромное количество деревьев ослабло. Это и спровоцировало то, что популяция паразитов выросла в сотни и тысячи раз. На самом деле подобные катаклизмы происходят циклами — раз в 7­10 лет. Есть надежда, что ситуация нормализуется».
Как именно? Сейчас в регионе производят масштабные вырубки — только в Малоярославецком лесничестве предстоит «зачистить» 320 га леса. Пока вырублена десятая часть, но в течение года запланированный объем работ одолеют. В лесничестве говорят, что тянуть с этим нельзя — паразиты нынешнего сезона могут спровоцировать появление новых. Например, за короедом-типографом по пятам следует черный усач, который в прямом смысле «добивает» то, что не доел короед. «Они поражают разные участки деревьев, — поясняет Юлия Шель. — Короед ест лубяную часть дерева, а усач — древесину».
Метод вырубки, кстати, вовсе не местная придумка — эту идею пропагандируют и признанные специалисты в этой области — МГУ леса. «Мы консультировались у доктора биологических наук, профессора кафедры экологии и защиты леса Екатерины Мозолевской, которая рекомендовала не экспериментировать с химикатами и обрезкой, а в срочном порядке удалять пораженные деревья и сжигать опавшую листву, чтобы златка не ушла на зимовку и не расплодилась в будущем сезоне с новой силой, — рассказывает Горшков. — На самом деле по западным меркам у нас ситуация, близкая к карантинной. На государственном уровне должны приниматься меры — например, запрет или ограничение на ввоз древесины, чтобы остановить распространение паразитов… Но в России этот механизм не отлажен, поэтому бороться сложнее».
Есть и еще одна небольшая надежда у региональных экологов и биологов: что природа сама найдет регуляторы и поборет вредителей. Например, если ударят морозы, численность паразитов поредеет, но вот последние теплые зимы оставляют мало надежды на этот вариант. Впрочем, Юлия Шель отмечает, что в лесничестве стали плодиться дятлы — они как раз питаются короедом, им в этом плане сейчас раздолье. «Дятлы неплохо «отрабатывают», поедая короеда, — говорит специалист. — Питаются они и усачом — у него большая, жирная и вкусная личинка. Мы прогнозируем, что в будущем сезоне популяция дятлов увеличится — природа сама «отрегулирует» баланс».

А что Вы думаете по этому поводу?