Бесподобно

04.09.2012

Обнинский теплофизик из ГНЦ РФ ФЭИ, профессор Павел Кириллов написал оригинальную научно­-популярную книгу об ученых — «Имена и числа подобия».
Книгу «Имена и числа подобия» можно в полной мере отнести по разряду научно-­популярной литературы, даже несмотря на уведомление издательства «R&C Dynamies», ее выпустившего — «книга рассчитана на студентов вузов и специалистов по технике, особенно по теплофизике и гидродинамике». Несомненно, что автор адресовал свой труд узкой подготовленной аудитории, иначе не снабдил бы его математическими формулами и графиками. Между тем, «Имена и числа подобия» даются без особых усилий даже безнадежным гуманитариям, не видящим разницы между Пифагором и Архимедом, хотя и знающим понаслышке, что оба ученых были древние греки.

Павел Кириллов

Павел Кириллов

Впрочем, и сам автор ставил себе именно такую задачу. «Я стремился сделать книгу понятной и для неспециалистов. У читателя не предполагается особых знаний в науке… В книге, за небольшими исключениями, нет каких-­либо сложных формул, кроме встречающихся общеизвестных дифференциальных уравнений и обозначений интегралов. Эти части читатель может легко пропустить», — пишет Павел Кириллов в предисловии.
К слову, об общеизвестности. Из тринадцати ученых, о чьей жизни и открытиях рассказывается в книге, лишь имена упомянутого Архимеда, а также Эйлера и Лапласа, более-­менее известны массовому читателю. Что же касается остальных имен — Жозефа Фурье, Жана Батиста Био, Эжена Пекле, Франца Грасгофа, Эрнста Маха, Осборна Рейнольдса, лорда Рэлея, Эрнста Нуссельта, Людвига Прандтля и Самсона Кутеладзе, то с этими учеными, с их жизнями и достижениями большинству читателей придется знакомиться практически впервые. И именно это составляет суть книги, которую, в отличие от общеизвестных дифференциальных уравнений, читателю пропустить вряд ли захочется, потому что изложена она живо и интересно.
Все тот же неподготовленный читатель резонно поинтересуется, а по какому, собственно, принципу автор отбирал героев для своей книги? По «принципу подобия». Дело в том, что именем каждого из ученых, о ком написано в книге, названо то или иное число — так называемое число подобия (или критерий подобия).
Для справки. Числа подобия — безразмерные числа, составленные из размерных физических величин, определяющих какое­-либо физическое явление. Например, падение яблока на голову Исаака Ньютона, чьим именем, кстати, названо одно из чисел подобия. Отношение работы внешних сил к кинетической энергии тела есть число Ньютона.
Чисел подобия множество, и они позволяют придать любому физическому уравнению простой и элегантный вид — уравнение перестает быть громоздким и пугающим и становится понятным.
Недаром говорят, что понять — значит упростить. И в этом смысле книга «Имена и числа подобия» являет собой редкий образец талантливой и качественной научно­-популярной литературы, искусство которой в нашей стране еще со времен Якова Перельмана изрядно подзабыто.
Павел Кириллов такой «забывчивостью» отнюдь не страдает. Блестящий ученый, который начинал свой путь в науке под руководством самого Александра Лейпунского и который в 85 лет продолжает активно заниматься наукой, написал бесподобную книгу. То есть, книгу, аналогов которой пока нет.

А что Вы думаете по этому поводу?