Чтобы помнили

05.10.2011

70 лет назад началась грандиозная битва за Москву. В минувшую субботу на Ильинских рубежах началась Вахта памяти, которая продолжится до 16 октября, последнего дня обороны восточного берега небольшой речушки Выпрейки подольскими курсантами. В Ильинском открыли новый памятник защитникам последнего из 42-х дотов — 15 бойцов, ослушавшись приказа об отступлении, остались. И полегли все.
На торжественном мероприятии было много народу, в том числе ученики обнинской школы № 11, носящей имя Подольских курсантов. Присутствовал губернатор Анатолий Артамонов, историки, другие неравнодушные люди. Члены военно-исторических клубов, одевшись в форму вермахта и РККА, устроили получасовое «сражение». На фотографии — митинг, посвященный открытию памятника.
«Новая среда», начиная с этого номера, и до первых дней января будет публиковать хронологию событий, произошедших тогда на нашей земле и в ближайших окрестностях Обнинска. Сегодня рассказ о том, что случилось в период с 2-го по 9-е октября 1941 года.

Сутки, которым не было цены

В сентябре 1941-го на западном и юго-западном направлении от Москвы линия фронта стабилизировалась в 350-400 км от столицы. На Варшавском шоссе она проходила в районе Рославля (385 км). Отсюда и ударил один из немецких танковых клиньев в 6 часов утра 2-го октября. Началась операция «Тайфун» с целью захвата Москвы. Гитлеровцы проломили советскую оборону на реке Десна и устремились в прорыв. На рассвете 5-го октября передовые части немцев вошли в Юхнов. Всего за трое суток они смогли преодолеть 180 км! Ситуация усугублялась тем, что хорошо подготовленных рубежей обороны не было вплоть до Подольска, куда фашисты с таким темпом наступления должны были войти 8-го октября. Но нашелся человек, который переломил ход событий. Им стал майор Иван Старчак, командир авиадесантного батальона 53-й авиабригады, дислоцировавшейся на полевых аэродромах неподалеку от Юхнова. На фотографии, снятой незадолго до тех дней, — он еще с капитанской «шпалой» в петлице. В ту пору ему 34 года.

4 октября

Авиадесантный батальон, по сути, был школой диверсантов, которых после

Иван Старчак

Иван Старчак

краткосрочного обучения забрасывали в немецкий тыл. Поэтому состав подразделения постоянно обновлялся. В тот день один из четырех юхновских аэродромов атаковали немецкие разведчики-мотоциклисты. Большого вреда они не нанесли, но все наши самолеты ТБ-3 поднялись в небо и ушли на восток — в принципе, это было верное решение. А батальон диверсантов остался. Командир Иван Старчак пытался выяснить, что ему делать, но никакой связи с начальством установить не удалось, и никаких распоряжений ему не поступило. Поэтому он стал действовать самостоятельно, а под его началом было 430 бойцов со стрелковым оружием и гранатами, ни минометов, ни пушек.
Старчак, зная о немецком прорыве и понимая, что кроме его батальона, войск в районе Юхнова больше нет, принял решение занять оборону на высоком берегу Угры, в трех километрах на восток от опустевшего города, на 205-м км Варшавского шоссе. А там — мост.

5 октября

Немцы заняли Юхнов и осторожно двинулись дальше, обоснованно полагая, что на водном рубеже, возможно, их поджидает «засада». Старчак, еще за сутки до этого приказавший заминировать мост, не торопился его взрывать, надеясь, что тот еще пригодится отступающим соединениям Красной Армии. Шоссе перед мостом тоже заминировали. Утром на правом берегу Угры произошел первый бой — диверсанты Старчака встретили мотоциклистов плотным пулеметным огнем. За ними шли танки, но их остановили. Старчак писал в своих воспоминаниях: «Серия взрывов на дороге и вылазка комсомольцев, забросавших гитлеровцев гранатами, нанесли большой урон неприятелю».
События 5-го октября на Варшавском шоссе — одна из загадок нашей истории.

Майор Старчак (слева) на Угре. Октябрь 1941

Майор Старчак (слева) на Угре. Октябрь 1941

Немцы имели потрясающий перевес в силах, ведь первая стычка еще ни о чем не говорит. Напомню, у наших не было никакой артиллерии совсем! Мост при этом еще не подорвали. Почему враги не воспользовались ситуацией? Это был их просчет, или «наглость» батальона Старчака заставила их осторожничать?
Известно еще, что в тот день небольшие группы немцев, форсировав Угру с флангов, зашли в тыл батальону Старчака, но были уничтожены.
Именно эти сутки в обороне Москвы потом назовут «не имеющими цены». Когда у немцев произошла «заминка» перед Угрой, из курсантов двух подольских училищ формировали два полка для обороны Варшавского шоссе, первые роты которых утром 6-го октября прибыли на рубеж реки Выпрейки у деревни Ильинское, в 20 км западнее Малоярославца.
Помню, еще в 80-е годы я задал вопрос известному обнинскому краеведу Владимиру Иванову, что произошло бы, если батальон Старчака не задержал бы немцев 5-го октября на Угре? Владимир Алексеевич ответил: «Тогда бы курсанты занимали оборону на окраинах Подольска».

6 октября

У краеведа Иванова были все основания так думать. В ночь на 6-е октября майор Старчак послал на восток мотоциклиста выяснить, где подкрепление. Тот вернулся обратно утром и доложил, что вплоть до Подольска наших войск нет! А подмога, мол, скоро придет.
Вот тогда Старчак решил, что пора взрывать мост. Саперам пришлось действовать под огнем противника, и удалось поднять на воздух не все опоры. «Часть зарядов не сработала из-за повреждения проводов», — писал Старчак. Но и это позволило держать оборону еще целые сутки. Немцы подтянули артиллерию и пытались форсировать реку и выше, и ниже по течению, но все атаки отбили ценой большой крови — батальон уменьшился вдвое.

7 октября

Старчак принял решение отходить на рубеж реки Изверь — 20 км на восток. Он выставил заградительные отряды, которые сдерживали немецкое наступление. А началось оно с часовой артподготовки — снаряды перепахали весь восточный берег Угры. Немцы уложили на поврежденный мост настил и начали переправу. Казалось бы, удача на их стороне. Но вот удивительный факт — нашим удалось захватить легкий танк Т-I.
Наконец-то подошло подкрепление — рота подольских курсантов и батарея 76-мм пушек. Сразу же от Извери наши перешли в контратаку! Но, как писал Старчак, увлеклись, попали в засаду, и немцам удалось подбить захваченный несколькими часами ранее танк. Но этой контратакой выиграли еще один день.

8 октября

Бои продолжались. Старчак писал еще об одной контратаке при поддержке вновь прибывших подольских курсантов — артиллеристов без артиллерии. Гнали немцев от Извери километров десять, но дальше из-за плотного сопротивления продвинуться не смогли.
В этот же день для выяснения ситуации в ближний тыл приехал Георгий Жуков, которому Сталин приказал разобраться в том, что происходит. Вот как это описано в его книге «Воспоминания и размышления»: «Моросил мелкий дождь, густой туман стлался по земле, видимость была плохая. Утром 8 октября, подъезжая к полустанку Обнинское, мы увидели двух связистов, тянувших кабель со стороны моста через Протву…». Жуков в Малоярославце нашел командующего Резервным фронтом Буденного, который, с его слов, даже не знал, в чьих руках находится Юхнов! Жуков в тот день, миновав Медынь, через 10 км был остановлен нашими танкистами: «Дальше ехать опасно!» Это была 17-я танковая бригада, чья роль в событиях начала октября 1941 года еще малоизвестна.
Поразительно, но исход боев на таком важнейшем стратегическом направлении, как Варшавское шоссе, решали в те дни не армии, дивизии и полки, а роты, взводы и батареи. О массированном применении немцами бронетанковых сил в этих боях упоминаний нет. Берегли машины для более важных дел?

9 октября

Утром немцы попытались форсировать Изверь сразу в нескольких местах небольшими группами. «С трудом нам удалось отразить их натиск», — писал Старчак. У артиллеристов кончились снаряды, и их пришлось отправить в тыл. Огонь же немецких гаубиц становился все более точным. Диверсанты догадались, что где-то рядом в тылу засел корректировщик.

Реконструкция событий. Снимок 2011 года

Реконструкция событий. Снимок 2011 года

Так и оказалось — его обнаружили на колокольне церкви соседнего села. И обезвредили.
К 15 часам в строю осталось только 29 человек! Их на этом рубеже сменила 17-ая танковая бригада. «Как-то не верилось, что произойдет это так обыденно, вроде сдачи поста в карауле, — писал Иван Старчак. — Заступили мы на этот «пост» 4 октября на 205-м километре, а сменились 9 октября на 180-м км от Москвы». Оставшихся в живых, в том числе и майора Ивана Старчака, наградили орденами Красного Знамени. Всего лишь.
Старчак потом пройдет всю войну, будет руководить несколькими успешными десантными операциями, в том числе и под Юхновом в 1942 году, дослужится до полковника, получит еще несколько орденов, но звания Героя Советского Союза ему так и не дали.
…Пока батальон Старчака бился на смерть на Угре и Извери, был возведен Ильинский рубеж, который заполнили подольские курсанты. Они встретили врага 11 октября 1941 года. Об этом — в следующем номере «Новой среды», 12 октября.
А что же происходило в те дни на территории будущего Обнинска? На левом берегу Протвы шло строительство запасной линии обороны – рыли окопы и блиндажи. С подмосковных заводов прибывали машины, которые привозили железобетонные колпаки для строительства пулеметных огневых точек в Зайцевском овраге на окраине Белкино. Станция Обнинское принимала эшелоны с прибывающими войсками, которые после выгрузки двигались в направлении Малоярославецкого укрепленного райрна. В деревне Доброе расположился штаб 33-й армии и штаб 113-й стрелковой дивизии. Штаб 43-й армии расположился в Лапшинке, а в Белоусове - штаб 53 стрелковой дивизии. В районе современного Гурьяновского леса, по периметру Белкино, Мишково и Самсоново расквартировалась 9 танковая бригада.

К публикации “Чтобы помнили”
комментариев: 3

  1. SgtPepper,
    Октябрь 12, 2011 14:12

    “О массированном применении немцами бронетанковых сил в этих боях упоминаний нет. Берегли машины для более важных дел?”

    Как известно, значительная часть танковых войск группы “Центр” до конца сентября принимала участие в Киевской

  2. SgtPepper,
    Октябрь 12, 2011 14:16

    Как известно, значительная часть танковых войск группы “Центр” до конца сентября принимала участие в Киевской операции. 5 октября Гудериан был южнее, под Брянском.

  3. Алексей Калинин,
    Октябрь 18, 2011 19:42

    Спасибо за материал, однако Вы опирались только на мемуары Старчака, местами далекие от реальности. Ваша статья по событиям 10-17 числа гораздо более точна.

А что Вы думаете по этому поводу?