Символы десятилетий

09.06.2011

Обнинску скоро 55 лет, но фактически отсчет своей истории город начал с середины 40-х годов. Каждое десятилетие ознаменовалось своими архитектурными символами, определившими стиль города, его уникальность и неповторимость. В прошлом номере «Новая среда» рассказала о самых знаменитых зданиях и сооружениях Обнинска 40-х, 50-х и 60-х годов. Сегодня — продолжение рассказа.

70-е годы

За это десятилетие город прирос 40-м и 40а микрорайонами. Северная граница в конце 70-х проходила по проспекту Маркса, в ту пору там появляются первые дома. В начале 70-х начинают работать ДК «Строитель», теперь магазин «Копейка», ДК завода «Сигнал», ныне Городской дворец культуры, танцпавильон «Ритм», сейчас — клуб с таким же названием. 70-е годы — расцвет строительства научных зданий. Появляются ВНИИГМИ-МЦД, ЦКБ, ЦИПК.
Архитектурные символы десятилетия — корабль и крепость в 40а мкр., 1976 год, и Дом научно-технической и политической пропаганды, ныне Дом ученых, 1979-й.

70-е годы — золотое время обнинской архитектуры. Золотое в буквальном смысле — за 40а мкр. группу архитекторов наградили Государственной премией РСФСР, а за Дом ученых — премией Совета министров СССР. Это очень важные и высокие награды по тому времени, в какой-то степени даже лучше орденов — потому что, кроме почетной, имели еще и денежную составляющую. Больше в городе государственных наград за архитектуру не было.
В самом конце 60-х в Обнинске открыли отдел № 618 института энергетических технологий (ВНИИЭТ). За этим странным названием «скрывалась» вполне мирная проектная организация, которая должна была «нарисовать» образцовый социалистический город, всем на удивление. И нарисовала. Возглавлял отдел Евгений Викторович Симов, архитектор, определивший облик города от ул. Комарова — на север и восток. 32, 40, 40а, 39, 38, 51, 52 микрорайоны — все это спроектировано под его руководством. Получается, человек заглянул на десятилетия вперед и красиво сделал то, чем пользуется уже второе, а то и третье поколение горожан и радуется тому, что Обнинск — город, удобный для жизни. Скажем спасибо Симову и его команде.
Одним из членов его команды был Владимир Шкарпетин, ныне здравствующий известный архитектор. Если подойти к кораблю во дворе 40а мкр. и внимательно посмотреть на кованые флаги, «развевающиеся» на мачтах, то увидите там буквы. Буква «Ш» — значит, Шкарпетин, один из авторов, — именно он и придумал, чтобы во дворе стояли корабль и крепость. А получилось так: сначала на бумаге в центре двора возник фигурный бассейн, потом появилась мысль — а не дополнить ли композицию? Так на берегу «моря» появились корабль и крепость. Корабль — не барк, не бригантина, не каравелла — это просто стилизация под европейское океанское судно начала Нового времени. По размерам примерно такое же, как тогда — корабли Колумба были не больше. Диковинный двор стал местом паломничества детворы со всего города и округи — таких «игрушек» нигде больше не было. Со временем они, увы, поизносились, да и «добрые люди» растащили все, что могли — крепость лишилась деревянных пушек, корабль остался без двух фонарей, висевших у входа на корму, но даже в нынешнем не очень презентабельном виде корабль с крепостью остаются украшением города.
А Государственную премию дали не только за дворовые элементы — за архитектуру микрорайона в целом.
В конце десятилетия появилось главное «культовое» здание советской эпохи — Дом политической и научно-технической пропаганды. «В нем применен типичный прием для «культовой» архитектуры 70-х-80-х годов — фасад украшен пилонами, — говорит Владимир Шкарпетин. — Это характерно для обкомов партии и других подобных зданий того времени». Идея этого сооружения принадлежит главному лицу города 70-х — первому секретарю горкома Ивану Новикову. Внешний облик «политпросвета» разработали ленинградские архитекторы, а за интерьеры отвечали обнинцы, Владимир Шкарпетин в том числе. Денег на реализацию идей не жалели, и когда Новиков узнал, что в интерьерах собираются применить обычный белый мрамор, рассердился и велел, чтобы мрамор был розовый, армянский. Это выходило значительно дороже, зато красивее. Особенно постарались украсить фойе второго этажа — это единственный в городе двухсветный зал — с двумя рядами окон, под потолком — три массивные бронзовые люстры, стены — в мраморе. Для пущей помпезности — еще и бюст Курчатова.
В начале 90-х здание пострадало по идеологическим соображениям — с него сняли бронзовый горельеф вождей мирового пролетариата Маркса, Энгельса, Ленина. Нынешний директор Дома ученых Алла Портнягина сожалеет об этом: «Горельеф был не только украшением, он защищал стену от дождя. После того, как его сняли, мраморная плитка отсырела и стала отслаиваться, ее пришлось менять». Алла Ивановна рассказывает, что ей регулярно предлагают убрать еще и бюст Ленина из фойе первого этажа, но она противится: «Это символ эпохи и важная часть интерьера, как архитекторы задумали, так пусть и будет». Одну деталь у здания забрали, другую прибавили — к приезду президента Медведева прошлой весной на козырьке над главным входом появились красивая надпись «Дом ученых». Правда, в последний момент решили, что Дмитрий Анатольевич будет проводить совещание в другом месте. Тем не менее, ему спасибо, и пусть приезжает почаще — это способствует украшению города.

80-е годы

Отделенный от города большим пустырем, вырастает 51-мкр. Граница города вплотную подошла к Белкинскому оврагу. Часть домов деревни снесли под строящийся 52-й мкр. Десятилетие отличается грандиозным строительством домов с квартирами улучшенной планировки, современных школ и детских садов.
Архитектурный символ десятилетия — 39-й микрорайон, 1980-1984-й.

Заведующая отделом современной истории городского музея Наталья Прусакова высказывает интересное мнение: «Трудно выделить какое-либо здание, как символ архитектуры Обнинска 80-х годов. Я бы лучше сказала, что это комплекс жилых домов с квартирами улучшенной планировки — то, что было нужно людям больше всего». Невозможно не согласиться. Квартира улучшенной планировки — и сейчас запредельная мечта для многих обнинцев. Тогда же появление такого жилья приводило людей в восторг — лоджия, просторная кухня, большой коридор, удобно расположенные комнаты. В некоторых квартирах — два туалета!
Но тогда заботились не только о том, чтобы сделать жилье удобнее: сами кварталы 80-х тоже отличаются тем, что в них удобно жить, и среди них 39-й мкр. — истинный шедевр городского зодчества 80-х, спроектированный коллективом под руководством Евгения Симова. Район хорош своей развитой социальной инфраструктурой — три детских сада, две школы, музыкальная школа, библиотека, большой магазин самообслуживания и даже детское кафе-мороженое «Лакомка» — центр притяжения для ребятни всего города. Мороженое тогда было в дефиците, в уличной продаже появлялось нечасто, зато в «Лакомке» оно было всегда, и всегда там выстраивалась длинная очередь, минут на сорок. Об этом кафе стоит сказать особо — там был чудесный «сказочный» интерьер. Те, кому сейчас за 30, наверняка помнят, как там крутилось колесо игрушечной водяной мельницы, рядышком сидела Баба-Яга. А еще — живая веселая белка, на которую можно было смотреть долго-долго. Как мы ни пытались выяснить, кто проектировал интерьер «Лакомки», сделать этого не удалось. Одно известно — что это был не обнинский архитектор. Детского кафе-мороженого больше нет, оно осталось только в воспоминаниях, на его месте сейчас магазин автозапчастей.

90-е годы

Массовое строительство бесплатного жилья прекращено. Процветает точечная застройка для состоятельных господ. Одни из первых таких домов появляются в 1994 году — две «точки» на ул. Горького. Потом подобные начнут расти по всему городу, как грибы после дождя, вызывая активное недовольство жителей старых домов. Вскоре становятся модными коттеджи, и город окружает деревню Белкино несистемной индивидуальной застройкой. Завистники говорят: буржуйский «шанхай». В 1991 году закончено строительство последнего научного здания города — административного корпуса ВНИИСХРАЭ, облицованного розовым армянским туфом. В эти годы не появится ни одной школы, ни одного детского сада, впрочем, как и в следующем десятилетии тоже. Зато строят новые магазины, самый заметный из них — «Дом для дома», 1996-й. Непримечательный внешне, он поражает роскошными интерьерами, а еще — возрождением системы самообслуживания.
Архитектурный символ — Храм Рождества Христова, 1999-2002

90-е годы — время возрождения массового интереса к религии, начавшегося в 1988-м, в год празднования тысячелетия введения христианства на Руси. В Белкине восстанавливают церковь XVIII века, там служит отец Вячеслав Полосин, позднее перешедший в ислам. Появляются первые храмы и в Обнинске. На культовое строительство поначалу нет денег, поэтому под церкви переделывают зал детских игровых автоматов в парке и клуб в бывшей воинской части № 14114 на ул. Любого. Этих помещений, по мнению епархиального руководства, не хватает верующим Обнинска, и в середине 90-х архиепископ Климент принимает решение построить в наукограде большой храм-новодел. С просьбой сделать проект обращаются к известному обнинскому архитектору, прославившемуся комплексом МЖК, Михаилу Белоусову. Он работает над проектом храма бесплатно.
«Меня попросили сделать проект по образу и подобию церквей допетровской эпохи, — вспоминает Михаил Михайлович. — Но это не точная копия какого-то храма, а стилизация, синтез, индивидуальное решение». Изначально постановили, что построят храм в честь Рождества Христова. Значит, по канонам, он должен быть одноглавым и покрашен в золотистый или белый цвет. Были большие проблемы с выбором места, ведь по тем же канонам храм строго ориентируют по сторонам света, по линии «запад — восток». Сначала его хотели строить на поле рядом с Домом ученых, но тогда получалось, что главный вход будет со стороны леса — неудобно. Рассматривался и вариант размещения на Аксеновской площади, там, где сейчас рынок. Но ставить храм рядом с большим магазином не захотели в епархии. Короче, выбрали то место, на котором он и стоит, пожертвовав сквером, который там разбили в 80-е годы. «Мне хотелось, чтобы храм был повыше, метров пятьдесят, чтобы он был выше 12-этажных домов, которые стоят рядом, — говорит Михаил Белоусов. — Но недостаток денег на строительство заставил делать его ниже. Тем не менее, считаю, что храм органично вписался в городскую среду».
Что интересно, купола собора не золоченые — сусальное золото при строительстве современных церквей не применяют. Для этих целей есть нитрид титана, долговечный, красивый и недорогой материал.

Нулевые годы

После продолжительного застоя в поквартальной застройке, появляются два новых микрорайона — 51а и «Северный». Новые районы практически лишены социальной инфраструктуры, за исключением магазинов, по числу которых на тысячу населения город становится одним из самых обеспеченных в России. Впервые в Обнинске в самом конце проспекта Ленина строят 17-этажные дома.
Нулевые годы — расцвет строительства торговых зданий, а «венец творенья» и архитектурный символ десятилетия — торгово-развлекательный комплекс «Триумф Плаза».
Еще в самом начале нулевых годов группа компаний «Русский дом», возглавляемая известным предпринимателем Виктором Дроздовым, замыслила построить большой торгово-развлекательный комплекс, площадью 60 тыс. кв. метров — самый большой в Калужской области. «Мы очень тщательно подошли к выбору проекта, — рассказывает Виктор Федорович. — Изучили международный опыт проектирования, строительства и эксплуатации подобных объектов, объездив несколько стран. От двух предложенных проектов мы отказались, они нам не понравились. А проект, разработанный петербургской компанией «Век», которой руководит Ваагн Вермишян, нас вполне устроил». Еще Виктор Федорович рассказал, что к цветовому решению комплекса подошли очень серьезно, проработав несколько вариантов, пока не остановились на благородном оливковом с небольшими вкраплениями красного.
Громада «Триумф Плазы» вызывает споры. Архитекторы Ольга Ашварина и Владимир Шкарпетин называют комплекс «несоразмерно большим», предъявляют претензии к месту расположения: такому зданию хорошо бы стоять не в центре города, а на его окраине. А Михаил Белоусов говорит о непропорциональности здания, о том, что коллега «перемудрил». Но большинство сходится в том, что интерьеры «Триумф Плазы» отличные. Вспомним историю: Эйфелеву башню тоже поначалу сильно критиковали, а теперь все парижане ею гордятся. Однозначно, «Триумф Плаза» уже стала невероятно популярным местом — вечером в пятницу вся парковка забита машинами. Ничего подобного в городе нет, да и вряд ли скоро появится.

10-е годы
Как видится сейчас, из 2011 года, на звание архитектурного символа начавшегося десятилетия сможет претендовать строящийся спорткомплекс — ледовый дворец с 50-метровым бассейном. Кстати, впервые за последние 20 лет в городе возводится большое общественное здание на бюджетные деньги. Судя по размерам стройплощадки, оно по размерам поспорит с «Плазой». Вполне возможно, что в ближайшие десять лет архитекторы удивят нас еще каким-нибудь шедевром, о котором пока никто не знает.

А что Вы думаете по этому поводу?